На самом деле,так приятно сесть и не пытаться ничего из себя строить. Просто написать, как есть. Перечитать, что было до этого, что написано точно в такие же моменты, которые я сама называю и считаю тупыми. Ну, это очень предсказуемо: мужик не сказал тебе ни слова и ушел. Детка, конечно, тебе больно грустно ты такая вся распрекрасная а он женат на какой-то странной женщине которая наверняка не такая прекрасная как ты, деточка. Прямых доказательств у нас нет, конечно, но мы просто уверены, что ты прекрасней всех на свете, ну а если и не всех, то ее уж точно. Да, кисонька, именно так.
ГОСПОДИ ДА СПАСИБО Я ТАК ДАВНО ХОТЕЛА ТЕБЕ ЭТО СКАЗАТЬ
Так вот, сказать, написать. Просто не думать, что это может увидеть кто-то не тот. Что людям просто не надо об этом знать. Нет, человекам пятнадцати-двадцати, конечно, просто необходимо, но вот ста пятидесяти совершенно необязательно. И так мило, что кем-то не тем, пожалуй, в наибольшей степени вероятности станешь просто сама ты через три-четыре года, когда, забыв, случайно вспомнишь о своем втором дневничке на дневничках, который ты завела, чтобы прятаться.
Боже, да. Да, спасибо, я простая обычная девочка.