дневник имени тебя
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:14 

"я, кажется, уже смирилась с тем, что жизнь - она такая, что после каждого слова приходится ставить запятую".
я перечитываю письма и пишу письма. длинные письма длиной в две-три тысячи знаков. и удивляюсь.
порой мне кажется, что нет ничего важнее. ни статьи, ни рецензии, ничто не сможет победить письма.
впрочем, всё всегда об одном и том же.
"я, кажется, уже смирилась с тем, что жизнь - она такая, что после каждого слова приходится ставить запятую".

23:30 

the uchpochmak - lightbulbs

только что, вкручивая упрямую лампочку в упрямую люстру, я познала ещё одно маленькое правило жизни.
порой вместо того, чтобы закрутить посильнее, стоит ослабить. я десять минут долбила несчастную, у меня пальцы проскальзывали по лампе накаливания от напряжения. а потом дошло: в другую сторону. чуть-чуть.
что я получила? идеальное освещение. я мучилась два или три месяца, потому что меня доканывал этот пустой плафон. но в нём засох цоколь от предыдущей лампочки, и я знала, что его надо выкрутить. обычные плоскогубцы, мои верные соратники во всех хозяйственных делах, тут потерпели сокрушительное фиаско. я ждала помощи со стороны, откладывала безумно сложную покупку длинногубцев. дайте мне задачку по тригонометрии - и я уж скорее её решу, чем куплю длинногубцы.
в итоге Рита мне дарит длинногубцы (романтичнее подарка мир не видывал!), и одного вечера оказывается достаточно для решения проблемы.
помните анекдот: сколько нужно филологов, чтобы поменять перегоревшую лампочку?
ну, короче, опыт показывает, что два. один даёт пинок, второй делает. второй же, кстати, строчит пост.

***
и я живу как в бреду, я просто пытаюсь быть
я маленький человек, мне нужно куда-то плыть
мне нужен какой-то свет, чтоб видеть хотя бы сны
время сжигать мосты, время искать ответ
и менять сгоревшие лампочки.

00:41 

кажется, не нужно даже проводить подсчет лексем, чтобы понять, какие слова чаще всего встречаются в моей переписке.
это твое имя и матерное "блять". чаще всего они, зуб даю, стоят рядом.
это не весна, это агония перед гибелью. жду ее.

10:29 

радость ты моя,
недопонимаю
что-то я.

00:24 

На самом деле,так приятно сесть и не пытаться ничего из себя строить. Просто написать, как есть. Перечитать, что было до этого, что написано точно в такие же моменты, которые я сама называю и считаю тупыми. Ну, это очень предсказуемо: мужик не сказал тебе ни слова и ушел. Детка, конечно, тебе больно грустно ты такая вся распрекрасная а он женат на какой-то странной женщине которая наверняка не такая прекрасная как ты, деточка. Прямых доказательств у нас нет, конечно, но мы просто уверены, что ты прекрасней всех на свете, ну а если и не всех, то ее уж точно. Да, кисонька, именно так.
ГОСПОДИ ДА СПАСИБО Я ТАК ДАВНО ХОТЕЛА ТЕБЕ ЭТО СКАЗАТЬ
Так вот, сказать, написать. Просто не думать, что это может увидеть кто-то не тот. Что людям просто не надо об этом знать. Нет, человекам пятнадцати-двадцати, конечно, просто необходимо, но вот ста пятидесяти совершенно необязательно. И так мило, что кем-то не тем, пожалуй, в наибольшей степени вероятности станешь просто сама ты через три-четыре года, когда, забыв, случайно вспомнишь о своем втором дневничке на дневничках, который ты завела, чтобы прятаться.
Боже, да. Да, спасибо, я простая обычная девочка.

00:12 

точка точка запятая

Я знаю: мне просто обидно, что дни идут, а ты живешь, что какая-то глупость, бывает, произойдет, мы столкнемся бабочкиными крыльями, и вновь, и все, и разлетимся, и не было этого, потому что этот весь ваш вконтакт - это не контакт. А дни идут дальше, а ты не пишешь, не звонишь, хотя, очевидно, помнишь о моем существовании.
До черта всего, если честно, произошло. Это было славное, просто замечательное лето, и можно тут еще очень много меда разлить, лужами, лужами вокруг. Видимо, я решаюсь говорить о лете как таковом лишь в середине сентября, потому что жадный переход от лета к осени в этот раз выдался щадящим. Нет перепада, и даже домой я съездила словно и правда - на каникулы. Так вот, мои тектонические пласты куда-то сдвинулись; летом было интересно.
Не чувствую застоя, и это праздник. Поэтому вместо традиционного невроза на этот раз у меня удивление: как, что, неужели ты живой? Блин, чувак, прикинь, а мне казалось, что если мой обычный невроз изменился, то это просто обострение другого невроза, и более сильного. А тут новый невроз какой-то не невроз, а нормальный, и не проходит. Мой мозг делает выкрутас и заявляет мне: детка, в таком случае, это значит, что твоего героя просто в мире не стало.
Нет ведь, он живой. Живет.
Мне так странно, так ужасно странно, что, наверное, если будет следующий раз, я с искренним удивлением спрошу "ой смотрите кто заговорил" // "нихренасе ты куда пропал" // "опаньки кто это тут про нас вспомнил".
При этом не знаю, когда я смогу отделаться от этого странного языкового рефлекса в моей голове, связанного с песней Ии. Как первый раз услышала, начала сама конструировать текст (разумеется, по своей модели, и слов не угадала) - так и до сих пор я жду, что она споет другие слова. Мои слова.

Зима, но, я надеюсь, ты не мерзнешь.
Далеко я, но, я надеюсь, ты помнишь
как меня
зовут.

(И даже запятые все у меня на месте).

11:34 

здравствуй, беспробудная серая тоска, мы с тобой давно не виделись. ты скучала без меня?
а ведь именно с тобой мы сейчас сроднимся. вернее, я буду стараться, прикладывать, так сказать, все усилия, чтобы бороться с тобой, но я знаю, что будет на самом деле. я буду смеяться - и слышать, как сквозь меня проходит пустота, как мой смех приклеивается к окружающему миру, а мир его отторгает: ты не такой, ты не настоящий, ты фальшивый. я знаю, мол. я буду улыбаться, а внутри будут съёживаться кролики. я стану поддерживать пустые разговоры, я буду имитировать заинтересованность, потому что мне кажется, что оно всё поможет от того, что происходит со мной. а оно не имеет обыкновения помогать. оно приклеивается, прислоняется, а при малейшей попытке прилипнуть ко мне оказывается встречено угрюмым взглядом. из моих глаз сочится Угрюм-река, потому что красиво плакать они не умеют.
и глаз дёргается. он всё дёргается и дёргается. а мир подёргивается пеленой.

13:49 

каждый день дождливого лета похож на другой. и не то чтобы мне сейчас так же плохо, как в том августе - упаси господи, ни с кем, никогда, хотя если бы не случилось того утра, а потом не случилось ещё раз тридцать в моей голове, сегодня было бы намного хуже.
а я вот сижу сейчас и клепаю статью на 2000 знаков о "дворцах, в которых можно жить". и живут же люди.
плохо то, что я ничему не учусь, но иногда что-то до меня доходит - и это хорошо. почему мне так плохо после вчерашнего концерта, почему я пытаюсь заткнуть в своей голове оптимистику - вот этого я не понимаю. к счастью, мне не надо к 9 на работу в тезенис, не надо идти по проспекту энгельса, а потом в гранд каньоне вытирать потекшую тушь. мне надо сидеть и писать никому не нужную статью. и самое интересное, я пишу.
так вот, я не понимаю вчерашнего вечера, хотя он был хорош. но это словно запах цветов, которые тебе не нравятся и/или надоели. всё прекрасно, всё отлично, ты забываешь об окружающем мире, вчера произошло столько всего хорошего, но: я не понимаю твоего поведения.
я боюсь тебя.
потому что тебе ничего не стоит сказать, что всё, что меня окружает - гавно и всё не так.
последний раз я не выдержала и сказала: заткнись, пожалуйста.
не то чтобы я считаю газоны в нашем дворе (который совсем не мой и вообще нет у меня моего двора, понимаешь, ничего у меня нет, нет у меня такой роскоши называть какое-то место своим домом, да я здесь как в мотеле живу, комната у меня как в мотеле и даже ты не мой, даже на тот час, что ты ко мне приходишь ты не мой блять, ты чей-то). так вот, и эти газоны - вообще не газоны, и да действительно, почему нельзя сдать дом и сдать газон перед ним, почему всё делается на отъебись... заткнись, пожалуйста.
не трогай этого. это моё. я притворюсь, что это моё.
я словно в исступлении кричу: не говори ничего плохого о том, что не твое, что мое, потому что это не твое не твое не твое не твоя. я не твоя. я пытаюсь себе это доказать.
и нихуя блять не получается.
вот что дошло.

23:20 

порой я совершенно точно схожу с ума, повторяя одни и те же бессмысленные действия, которые доставляют мне боль, боль и ничего, кроме боли. параллельно в моей голове скачут всего две мысли: как сильно я могу ненавидеть. и как сильно я могу любить. это очень сильно, это очень нервно, это абсолютно иррационально. как бы я ни пыталась подойти к этому с нормальной точки зрения, всё рассыпается в прах. это очень страшно, потому что я не могу дойти: я сама себе так сильно это всё напридумывала или это действительно во мне есть? есть ли на самом деле это желание завернуться в кокон, накинуться сверху подушкой и никогда больше не появляться на свет, потому что я не перестану делать того, чего я не перестану делать, то есть я не перестану делать себе больно. и, повторюсь, это очень страшно. одновременно с этим я понимаю: не перестану. до поры до времени.
боже мой, как прекрасно. как, мать вашу, прекрасно жить. жить, любить и ненавидеть. одного и того же человека.
себя.

19:35 

"не нуди - не каждый день тебе пишут"
краткая выдержка, блять, из отношений(я)

00:37 

я сидела у подъезда и слушала рзак, и вдруг осознала масштаб трагедии: Феликс больше не поставит передо мной этот трек на минусе и не зачитает его так, чтобы меня и окружающих колбасило. я больше не смогу стоять прям-прям у сцены и кричать, не слыша своего голоса Я НЕ СМОГУ ТЕБЯ ЗАБЫТЬ. сливаться в хоре с толпой каких-то отморозков ОНА Ж НЕ ЗНАЕТ ЧТО НАСТОЯЩИЕ ЧУВСТВА. больше никакого адского треша и угара ТВОЙ ПЛЕЙЛИСТ ТВОЯ ФУТБОЛКА.
окей, не страшно, я готов, боль боль боль, но оказалось, что именно те ощущения дарили возможность частичного катарсиса. ужас не в том, что больше не будет песен рзак; ужас не в том, что больше не будет концертов рзак; ужас в том, что этого способа облегчить своё существование больше нет.
по сути, то же самое в истории с цоколем. это было место, на которое я уповала: если ничего не складывается, то душный тёмный цоколь станет местом, где я оставлю свой скромный заёб. это не просто клуб, не просто бар, не просто концертная площадка; это место, где я держала связь с ангелами-хранителями.
куда, куда теперь они все перелетели?

00:48 

это как купаться в холодной воде - надо поймать наиболее неожиданный момент,
и нырнуть с головой.
раз от раза неожиданный момент" находится всё быстрее. парадоксально: чем процесс более "отработанный", "ожидаемый", тем лучше получается найти правильный момент. "неожиданный" момент.
и никаких противоречий.

13:18 

как я съел свой мозг

нужно, так сказать, срочно определиться, чему я доверяю больше: эмоциям, разуму или гендеру.
эмоции говорят: Лен, всё ок, работаем дальше. тебя же произошедшее ничуть не трогает, не правда ли?
разум тут так серьёзно подключается и лопочет: ну да, в такой же ситуации тем летом мне хотелось только в уютную комнатку с мылом и верёвкой направиться и прекратить всю эту бессмыслицу. ну да, ну да. а сейчас всё ок.
тут всё моё существо, придя в краткую гармонию с самой собой, заявляет: чуд-нень-ко. раз у тебя такое прелестное настроение, почему бы нам не поработать над магистерской?
и вот вдруг вновь заявляется эта дура. дура по имени "бабское сознание". и начинает мне молоть какую-то чушь, основанную, в общем-то, на каких-то шаблонных основах мировосприятия.
в итоге моя перипетия формулируется следующим образом: или я с ним не встречаюсь, и страдает Лена-человек. или я с ним встречаюсь, и начинает Лене-человеку ебать мозг, натурально ебать мозг Лена-женщина.
впрочем, в любом случае страдает Лена-человек.
ммм. вкусно-то как.

01:22 


да просто так, от скуки, сохраню подборочку в надёжном месте

23:28 

только что написала в письме: "а потом я много грустила и оставила три косаря в эйчендэме".
вывод: если что-то очень важное можно измерить в эйчендемах и стопках водки, то это что-то - просто важное. уже просто важное.

вчера проснулась в шесть часов утра, раздирая прямо во сне свою несчастную крапивницу на руке.
в десять сделала вывод: вот эта крапивница - неотъемлемая часть моей жизни. она то исчезает, то появляется. когда она появляется, мне не очень классно, но это уже норма жизни, потому что это хроническая крапивница. и когда я раздираю коросту, я знаю, что так она не пройдёт, но я всё равно её раздираю, потому что её просто очень приятно чесать, и в этот момент боль совсем не чувствуется, а ловишь кайф. guilty-pleasure. а потом приходится переставать чесать, потому что так можно яму прорыть и до кости добраться, а это прям не здорово. и вот тут палец начинает мерзко болеть и мстить за твой кайф.
а потом я иду в аптеку, покупаю таблеточки и всё проходит.
что-то мне всё это напоминает.

21:29 

вновь открыла для себя непередаваемое удовольствие изливаться в дневничке (моя крепость, могу писать любой бред, какой только захочу, и никто меня не найдет).
открывать страничку (потёртая обложка, шелест и запах электронных страниц), обнаруживать в голове кристальную чистоту (мои мысли мои скакуны попрятались куда кто смог), набирать бессмыслицу нетвёрдыми пальцами (любовь живёт, знаете ли, живёт на кончиках; на кончиках пальцев, пошлые людишки), объективировать (прости господи!) пустоту из головы, души, тела, комнаты (а вот дальше выходить не будем).
я, конечно, очень переживаю. очень много шуток выстраиваю (конструкторское бюро скоро открою) на одни и те же темы (фундамент, продаётся фундамент, кому отдать фундамент). мои друзья пока что смеются, порой уже просто улыбаются, иногда удивлённо поднимают брови. а я верю в то, что если не слёзы, то смех. кажется, когда-то что-то на очередном этапе какого-то своего кризиса я уже такое говорила. кажется, тогда ничего не сработало; впрочем, это не мешает нам пытаться дальше. как минимум, я тогда не любила точку с запятой и первое лицо множественного числа по отношению к одному реальному субъекту. в данном случае - по отношению к самой себе.
видимо, моя нервическая сущность позиционирует себя/нас как тотально одинокую/их. это дьявольски обидно по отношению к человеку, который с ней вместе живёт, терпит её, суку такую, требующую новую тряпочку, три разных оттенка красного лака для ногтей и духи, которыми полгода уже никто не пользовался. и это ещё вне пмс.
и когда-то такое уже тоже было, но вот этот кусок человека, сидящий здесь же, я просто ненавижу за то, что он никогда не помнит, как мы выбирались из каждого устроенного себе нами же самими кризиса. мы стоим, мемекаем и пялимся, как бараны, на эти вновь закрывшиеся ворота. сука, красивые такие ворота. я их вижу перед собой: они лазурно-синие, с сочными жёлто-зелёно-красными цветами. мееееее. мееееее.
когда-то, в общем-то, я вела дневник. вот там я впервые и выдала самой себе, что мы, видите ли, тотально одиноки. и нам нужен кто-то, кто бы нас, видите ли, принимал. и, видите ли, полюбил такими, какими мы есть-с.
когда-то, в общем-то, я завела аккаунт в жж, чтобы вести дневник. но не склеилось, не сложилось, пустота нас уносила, пустоты мы боялись и прятались, закрывали страничку.
когда-то, в общем-то, я снова начала писать в жж, а потом произошла странная вещь, и он стал чем угодно, но не дневником.
поэтому сейчас я и говорю о непередаваемом удовольствии. потому что сейчас я пытаюсь, чёрт возьми, воплотить всё невоплощённое, в одном, сразу, как-то: пожаловаться, полечиться, побороться с пустотой и приобрести форму. для начала - форму дневника.

19:16 

за два месяца я вспомнила многое: как учиться, забывая обо всём на свете; как работать до исступления; как смотреть сериалы, впитывая чужую жизнь; как разговаривать с самой собой, строя великолепные планы на будущую жизнь; как, не имея сил плакать по-настоящему, представлять, как бы ты заплакала. вспоминать, как ты плакала на самом деле: шла, вслух пела песни, а спускаясь в метро, словно сломалась. села на поребрик, вытянула руку с сигаретой - и заплакала. казалось бы, совсем по другому поводу. но вот просто взяла и заплакала, а потом подумала о том, о чём надо - и разрыдалась. сделала то, чего не можешь, то есть сделала то, что так любишь делать.
а сейчас не могу. весь день тянет мышца где-то над сердцем, оно тихонечко ускоряется, я снова переживаю. переживаю то, что не смогла выплакать тогда на дороге.
мне очень горько, обидно и жалко себя, хоть я изначальна была к этому готова. я постоянно повторяла одно и то же: надо остановиться, а то буду горько плакать.
но не плачу.
и, видимо, это и есть моё наказание.

17:37 

еду в Магадан

сегодня, в День, Когда Я Решила Выспаться, меня будит в половину десятого звонок родителей.
- Лена, мы забыли поздравить тебя с днём студента!
- ой, а мы думали, ты на работе...
- Лена, что у вас там со стиральной машиной? агаа, я же говорил, надо инструкцию читать, а не только "войну и мир"!
- Лена, а ты там в пуховике ходишь? домой обязательно в пуховике приезжай!

вот всё-таки только они, только они, родимые, сподвигли меня. в этих словах, понимаете, всё: и прелестная наивность, и бодрость духа моих родителей, и моя нежнейшая, но такая по-дурацки подростковая любовь к ним, и безграничное ехидство: конечно, я на Урал зимой - только в пальто, я же у вас безголовая девочка, а вы, конечно, даже не подумали отправить мне сообщение с вопросом, могу ли я разговаривать, вы же у меня самые умные.
но стоит мне подойти к зеркалу и вспомнить, что я неделю назад сделала химическую завивку, так у меня и сомнений не остаётся, что да, я, конечно, умная, но безголовая. а родители, между прочим, позвонили мне в 9.30, то есть до начала моего рабочего дня, так что да, они промазали, но ведь старались.
всё у нас как-то не доработано. и любовь у нас какая-то недоработанная.

22:46 

господибожемой, на дворе декабрь 2011, я вам клянусь! время, когда я готова говорить о политике больше и чаще, чем о том, что терзает моё бедное сердце :weep2:
разговоры с друзьями я либо начинаю с перечисления свежих новостей, либо с вопроса "ну как там Украина".
между прочим, тот декабрь сделал много всего хорошего в моей жизни. методом шоковой терапии мне пришлось излечиться от тогдашней сердечной напасти :weep2: между делом, у меня появилась новая подруга - с которой мы на митинге, кстати, познакомились. я экстремально быстро худела, ну и клала большой и толстый на учёбу :tease4:
проснувшись сегодня в половину девятого вечера, я сташно развеселилась оттого, что первой моей мыслью было не "проверить контактик, может, написал?", а "проверить ленту.ру, может, всё уже хорошо?". да-да, а вчера был просто кошмарный сон.
мы с Надей спорим, Надя без голоса, а мы спорим. мы подменяем тезисы, делаем уловки - ради того, чтобы спорить. в сущности, кардинально наши с ней позиции не отличаются. во всяком случае, Надя вроде согласна, что войска вводить - это плохо, очень плохо :gh: но мы всё равно спорим, спорим, спорим, и если в случае с российской оппозицией я слегка проигрывала, то в случае с российской политикой я пока побеждаю по главным пунктам :woopie:
тезис: политика сильнее любви :inlove: аргумент: моя любезная персона.
потому что 28 февраля, через год и 5 дней, я снова сделала ЭТО. предлагаю обозначить ЭТО как "синдром Васильевой". а именно: долгое время соблюдая установку на игнорирование Объекта, я вдруг неожиданно её нарушаю. ну то есть как только, так сразу. пишу, соглашаюсь, снова пишу, счастлива, несчастна, счастна.
в соответствии со всеми перечисленными установками моя жизнь носит разбитый характер. день дробится между моментами засыпания, бардак дробится в комнате, жизнь дробится, потому что страшно взглянуть хоть чуть-чуть вперёд - в учёбе, в физическом состоянии, в работе, в совершенствовании личности, в делах любовных и даже в делах мировой политики.

23:21 

ты говоришь: "когда я вырасту, я убегу с бродячим цирком".
а я отвечу: и убегай. какое мне дело до твоих поступков?

я пытаюсь себя в этом убедить, но снова что-то ломается и не получается. наверное, потому что даже эти слова ты сказал не мне.

п.с. да кому ты врёшь? уж я-то знаю, что не убежишь

заболела, не смогла

главная